Главная / Дронты
В этой главе:

Дронты

В 1507 г. португалец Педро Маскаренас открыл в Индийском океане острова, названные позднее его именем. Получилось так, что они стали удобной « перевалочной базой » на пути в Индию, и вскоре всякого рода искатели счастья, мореплаватели, торговцы и просто авантюристы наводнили их, как прожорливая саранча. Команды судов пополняли здесь запасы продовольствия, с этой целью истребляя всё живое в лесах архипелага (в те времена острова ещё были покрыты пышными тропическими лесами). Проголодавшиеся матросы съели всех огромных черепах, а затем принялись за дронтов.

Португальцы называли этих крупных нелетающих птиц «дод-аарзе», или просто «додо», что значит «простак», а голландцы, пришедшие позднее на Маскаренские острова, — дронтами. Много потешались тогда над нелепой внешностью фантастических птиц, жирных и неуклюжих, как откормленные каплуны. Беззащитные дронты, тяжело переваливаясь с боку на бок и беспомощно размахивая жалкими «обрубками» крыльев, безуспешно пытались спастись от людей бегством. Трюмы кораблей доверху набивали живыми и мёртвыми птицами.

Вслед  за голландцами  пришли  на острова индийцы и нашли там «изобилие птиц, не привыкших бояться людей и обещавших быть лёгкой добычей. С мореплавателями попали на сушу прожорливые корабельные крысы, размножение которых не ограничивало здесь ни одно хищное животное. В 1598 г. голландцы создали на островах исправительную колонию, с охраной арестантов попали свиньи в леса. Когда затем богатые леса пали под огнём и топором, чтобы освободить место для плантаций чая и сахарного тростника, судьба многих птиц была окончательно решена». Так писал немецкий учёный, профессор Готтфрид Мауэрсбергер.

Голландские поселенцы завезли на Маскаренские острова помимо свиней также кошек и... макак. Все вместе принялись они с не меньшим усердием, чем люди, уничтожать яйца и птенцов дронтов и вскоре истребили их всех. Несколько жалких скелетов в музеях, изображения на картинах голландских живописцев да английская поговорка «мёртвый, как дронт», — вот всё, что теперь осталось от удивительных птиц.

Зоологи немногое успели узнать о додо. Эти огромные ростом, похожие на больших индеек (весили они 20—22 и даже будто бы до 25 кг!), жирные, неуклюжие птицы были, по всей вероятности, сродни голубям. Одно время, правда, их считали нелетающими хищными птицами (из-за их странного клюва). Однако прошло уже больше ста лет с тех пор, как определили учёные дронтов в отряд голубиных, но в своё особое семейство.

Дронт.

Описание того, как выглядел дронт, лучше начать с клюва, поскольку он очень примечателен. Длина его около 20 см или чуть больше! Конец надклювья изогнут вниз, как у хищных птиц, цвет клюва — черноватый, с тусклой краснотой сверху. Джеймс Гринвей, большой знаток истреблённых и исчезающих птиц, так описывает предполагаемую внешность дронта: «Передняя часть головы, область вокруг глаз и щёки — голые и их кожа светло-пепельного цвета. Перья на теле — пепельно-серые или палевые, почти белые снизу на груди и черноватые на бёдрах. Крылья желтовато-белые и покрыты белыми с чёрным на концах перьями, на хвосте они — рыхлые и курчавые».

Всё это относится к дронту с острова Маврикий, или тёмному додо. Кроме него были ещё два вида этих птиц, но о них чуть позже.

К этому следует добавить, что собственно крыльев как таковых у дронтов не было, а было нечто недоразвитое, похожее на их зачатки (на самом же деле не зачатки, а, так сказать, «остатки» — рудименты). Поскольку дронты крылья в надлежащее действие никогда не приводили, т. е. не летали, не было у них и хорошо развитых мускулов, приводящих в движение крылья, и киля на грудине, к которой они крепятся, а сама эта кость — почти плоская пластина.

Дронт с Маврикия оставил после себя наиболее ценное для зоологов «наследство»: множество костей, лапу и клюв (или, по другим данным, две лапы и два клюва), которые хранятся сейчас в Британском музее. Кроме того, было создано много всевозможных рисунков и картин, изображавших тёмного додо.

В 1599 г. голландец Якоб Ван Нек привёз первого живого дронта в Европу, позднее сюда доставили ещё нескольких живых додо. Всюду эти странные птицы произвели шумный переполох. На них не могли надивиться. Их прямо-таки неправдоподобная внешность особенно привлекала художников: многие живописцы увлеклись тогда «дронтописью». В те времена нарисовано было 14 портретов пленных дронтов (вернее, столько сохранилось их до наших дней). Интересно, что цветное изображение дронта (один из этих портретов) только в 1955 г. нашёл профессор Иванов в Ленинградском (ныне Санкт-Петербургском) Институте ориенталистики!

С дронтом, привезённым в Лондон в 1683 г. (вернее, с его чучелом), случилась такая история. Сначала птицу за деньги показывали всем, желающим взглянуть на неё. А когда она умерла, с неё сняли шкуру и набили соломой. Из частной коллекции чучело попало в Оксфордский музей. Целый век оно прозябало там в пыльном углу. И вот как-то хранитель музея решил провести генеральную инвентаризацию экспонатов. Долго с недоумением рассматривал он полусъеденное молью чучело странной птицы, а потом приказал выкинуть его в мусорную кучу.

К счастью, мимо той кучи проходил более образованный человек. Дивясь невиданной удаче, он вытащил из помойки крючконосую голову дронта и неуклюжую лапу — всё, что от него осталось, — и со своими бесценными находками поспешил к торговцу редкостями. Спасённые голова и лапа позднее снова, но на этот раз с великими почестями, были приняты уже в Британский музей. Это единственные в мире реликвии, оставшиеся от единственного чучела драконоподобного «голубя» (если не правы те, кто считает, будто сохранились ещё одна голова и лапа дронта).

Последнего додо видели на Маврикии в 1681 г. А через сто лет жители острова уже забыли, что когда-то в лесах их родины жили пудовые «каплуны». Когда в конце XVIII в. натуралисты устремились по следам дронтов и поиски привели их на остров Маврикий, все, к кому они тут обращались за советами, лишь с сомнением качали головами, уверяя, что таких птиц здесь нет и никогда не было.

Охотники на додо, смущённые и разочарованные, возвращались ни с чем. Однако один из них, искавший особенно упорно, откопал на одном болоте много массивных костей крупной птицы — это были бесценные для науки останки дронтов!

В конце прошлого века правительство Маврикия распорядилось провести более основательные раскопки на том самом болоте; было найдено много костей додо.

Дронты другого вида, обитавшие на острове Реюньон, известны только по описаниям очевидцев и более или менее точным изображениям. От сородичей с Маврикия они отличались главным образом светлой окраской своего оперения. Эти дронты более чем на полвека пережили своих тёмных собратьев: последнего белого додо убили, по-видимому, в 1750 г.

«Отшельником» прозвали ещё одного дронта совсем особого вида и далее рода, как полагают некоторые исследователи. Он коротал свои дни на небольшом островке Родригес. Крылья (вернее, то, что от них осталось) были у него более длинные, чем у других дронтов, и на их концах болтались какие-то круглые странные костяшки — по одной на каждом крыле — размером с мушкетную пулю. Этими «пулями», словно кастетами, дронты в драке наносили друг другу удары. Отбивались ими и от собак, причём кусались отчаянно. Клювы у пернатых отшельников были крючковатые, острые и не маленькие. Так что, возможно, это были и не такие уж беззащитные птицы. И вид у них был весьма хищный, устрашающий, для вегетарианцев мало подходящий. Дронты ведь, как полагают, кормились только листьями, плодами и семенами растений.

Дронты оставили свой след, как ни странно, даже в... астрономии. В конце XVIII в. французский астроном Аббе Пинге провёл на Родригесе некоторое время, наблюдая за Венерой на фоне солнечного диска. Немного позднее его коллега Ле-Монье, чтобы сохранить в веках память о пребывании своего друга на Родригесе и в честь удивительной птицы, обитавшей на этом острове, назвал открытую им новую группу звёзд созвездием Отшельника. Желая отметить его на карте неба по обычаям тех времён символической фигурой, Ле-Монье обратился за справкой к популярному тогда во Франции сочинению о птицах. Он не знал, что в него не были включены дронты, и, увидев в списке птиц название «отшельник», добросовестно перерисовал названное так животное. И всё перепутал, конечно: вместо внушительного додо новое созвездие на карте неба увенчал своей малопредставительной фигурой синий каменный дрозд, видовое название которого по-латыни тоже означает «отшельник».

И тут дронтам не повезло. Серия роковых неудач отметила последнюю страницу их истории таким курьёзным финалом.