Главная / Воробьиные
В этой главе:

Воробьиные

Из более чем 8 тыс. видов птиц, населяющих Землю, свыше 5100 видов относятся к отряду воробьиных.   Американский   орнитолог   Эрнст Майр подсчитал, что 63%  птиц, живущих на нашей планете, — представители этого отряда. При этом больше всего воробьиных в тропиках. Среди воробьиных — столь непохожие внешне птицы, как ворон (весом около 1,5 кг) и крошки нектарницы, весящие иногда менее 5 г.

Всего в этом отряде учёные выделяют более 60 семейств, к которым относятся такие всем знакомые птицы, как вороны, сойки, соловьи, скворцы, а также многие менее известные — как пеночки, горихвостки, иволги, поползни, свиристели, славки, сорокопуты.

Мы расскажем лишь о некоторых наиболее распространённых представителях этого отряда.

Воробьи и ткачики

ТКАЧИКИ. Искусством плетения гнёзд никто из из птиц не овладел с таким мастерством, как ткачи (ткачики). Именно «плетения», можно сказать, даже «вязания» определённым узором. Это не простое нагромождение или переплетение в беспорядке строительного материала, а настоящее тканое изделие из растительных волокон. Петли и затяжки чередуются в строгом порядке. Само гнездо привязано к веткам деревьев или стеблям высоких трав настоящими узлами. Волокна, надёрганные из растений, птица несколько раз пропускает через пальцы так, что получается петля, а потом берёт клювом конец волокна и крепко затягивает узел.

У настоящих ткачиков гнёзда строят самцы. Самки лишь «отделывают интерьер» готового дома, выстилая сферический пол мягкими материалами. Они же, если требуется, заботятся о текущем ремонте.

Живущие в саваннах ткачики селятся на деревьях большими колониями — до сотни гнёзд на одном баобабе или акации. Каждое висит на конце ветки, и все вместе издали похожи на большие плоды.

Всякое строительство начинается с заготовки материала. Ткачик, отщепив клювом узкую полоску от листа пальмы, держит её в клюве и, пускаясь в полёт, отрывает от листа длинную ленту. (Некоторые ткачики строят гнёзда из стеблей трав.) Из таких волокон в развилке тонких концевых веток плетётся вначале каркас гнезда — плотное кольцо, висящее вертикально. Затем с одной стороны это кольцо наращивают, сплетая «мешок» или «купол», — получается полусфера, задняя стенка гнезда. Когда она закончена, с другой стороны вплетаются в кольцо растительные волокна — строится передняя полусферическая стенка. Снизу в ней оставлено входное отверстие, которое может быть замаскировано торчащей наружу трубкой. На поверхности гнезда могут быть и другие трубки — ложные входы, никуда не ведущие.

Общественные ткачи (т. е. ткачи, гнездящиеся колониями) силами многих семей сооружают многоквартирный дом. На крепких ветках большого дерева (теперь нередко и на телеграфных столбах) укладывают кучей сучки и траву: растёт вширь и ввысь некое подобие соломенной крыши. Старые, много лет надстраиваемые гнёзда общественных ткачей достигают трёх и даже пяти метров в диаметре. Птицы поколение за поколением десятки лет живут в них, пока под тяжестью этого «дома» не рухнет на землю сук со всей постройкой.

Снизу, под общей крышей, располагаются отдельные для каждой семьи гнездовые камеры. Их бывает до сотни и больше. В пустующих квартирах поселяютс 10000 я мелкие соколы, попугаи и другие птицы, с которыми строители дома мирно уживаются. Обитают общественные ткачи в Южной Африке. В подсемействе настоящих ткачиков — больше полусотни видов. Почти все обитают в Африке, к югу от Сахары, только 5 — в Южной Азии, 2 — на Мадагаскаре и 1 — на юге Аравийского полуострова. Многие из них похожи на воробьёв, которые, кстати сказать, тоже из семейства ткачиковых, но окрашены не так ярко и пёстро, как многие ткачики.

Общественный ткач.

Гнездо общественных ткачей.

ВОРОБЬИ. Большинство жителей России не подозревают, что в нашей стране распространён не один, а два вида воробьев: городской (в городах) и полевой, или деревенский (в сёлах). Деревенский воробей меньше, но наряднее, ярче городского. Как его отличить? На белых щеках у него — по одному чёрному пятну в форме скобочки. Ещё у него есть приметная «шапочка» коричневого цвета, за что его иногда зовут красноголовым.

Когда-то эти птицы, столь привычные для нас сегодня, были обитателями южных стран. Для зимних морозов воробей «одет» легко и ночевать зимой под открытым небом не может. Устраивается там, где хоть немного веет теплом, поэтому и держится вблизи жилья человека. Сооружает себе особое «зимнее гнездо» для ночёвок — в щели дома, под крышей сарая, в пустом скворечнике и т. п.

По миру воробьи расселялись вместе с человеком. В середине XIX в. несколько пар воробьёв выпустили в Нью-Йорке (привезя их из Европы). Этот город стал исходным пунктом их расселения по Америке. Разлетаясь отсюда, воробьи быстро завоевали почти весь Новый Свет. Американские орнитологи считают, что ныне в США живёт не менее 150 млн. воробьёв. Почти на каждых двух американцев — по воробью! Всюду воробьи перемещались за человеком, а главное — за лошадьми: непереваренные зёрна овса в навозе служили им пищей. Когда машины почти вытеснили с планеты лошадей, сразу повсюду стало меньше воробьёв.

Учёный-орнитолог Александр Николаевич Промптов, большой знаток птиц, рассказывал о воробьях: «В деревнях большие стаи полевых воробьёв летают по огородам и садам. На огородах они собирают насекомых, принося тем пользу, но в садах нападают на фруктовые деревья, особенно вишни. В южных районах вредят посевам зерновых культур». И всё-таки польза, приносимая воробьями, более значительна, чем причиняемый ими вред. Это быстро почувствовали в Китае, когда там в ходе массовой кампании по всей стране истребили полевых воробьёв. Сотни миллионов китайцев в один день принялись колотить в кастрюли, чтобы шумом вспугнуть птиц. В конце концов, не имея возможности сесть на землю, воробьи погибали. И что же? Вскоре катастрофически увеличилось количество вредных насекомых, которых до того поедали воробьи. Кстати говоря, полевой воробей потому и не селится в городах, что здесь ему не хватает насекомых.

Воробей — птица очень умная. Он живёт рядом с человеческим жильём, но поймать его труднее, чем многих совершенно диких птиц. Не случайно есть пословица о том, что «старого воробья на мякине не проведёшь».

Натуралист В. Гусев подметил другое положительное качество у воробьёв: «Воробья порой честят вздорным, неуживчивым задирой, жадиной. А видел ли кто из людей, чтобы воробей клевал корм в одиночку? Ведь как бы голодно ни было бедолаге, стоит ему увидеть горсть крошек или россыпь зерна, он прежде всего издаёт призывное «чив... чив...», которое служит приглашением к обеду для всех окрестных собратьев. А за едой в воробьиной стае гораздо меньше драк и раздоров, чем, скажем, у голубей».

По подсчётам учёных, в мире живёт не меньше миллиарда воробьёв. Причём цифра эта скорее преуменьшена, чем преувеличена. И если действительно, как полагают некоторые орнитологи, на нашей планете обитает сто миллиардов всевозможных птиц, то, значит, каждая сотая птица на Земле — воробей!